История величайшего салата "Оливье" - страница 41

История величайшего салата "Оливье"


Старые половые, посылаемые на крупные ресторанные заказы, имели фраки, а в единственном тогда «Славянском базаре» половые служили во фраках и назывались уже не половыми, а официантами, а гости их звали: «Человек!»

(В. Гиляровский. Москва и москвичи. 1926)

Часто половые и официанты не получали зарплаты в трактирах и ресторанах, их доход состоял из чаевых, которые оставляли посетители.
Были рестораны, в которых даже взимали плату с половых за то, что им позволено услуживать и получать чаевые. Исключением из правила был трактир «Саратов», в котором половым платили зарплату и не взимали процентов с чаевых.

А вот что пишет Владимир Гиляровский о трактирных традициях.
Трактирами в 70–80-е годы XIX века называли почти все заведении, будь то ресторан или закусочная, только некоторые назывались ресторанами, но только формально, в обычном разговоре это всё равно были трактиры.

Обеды в ресторане («Славянский базар» — прим. авт.) были непопулярными, ужины — тоже. Зато завтраки, от двенадцати до трех часов, были модными, как и в «Эрмитаже». Купеческие компании после «трудов праведных» на бирже являлись сюда во втором часу и, завершив за столом миллионные сделки, к трем часам уходили.

Когда пошло увлечение модой и многие из трактиров стали называться «ресторанами» — даже «Арсентьич», перейдя в другие руки, стал именоваться в указателе официально «Старочеркасский ресторан», а публика шла все так же в «трактир»...

казателе официально «Старочеркасский ресторан», а публика шла все так же в «трактир» к «Арсентьичу».
Много потом наплодилось в Москве ресторанов и мелких ресторанчиков, вроде «Италии», «Ливорно», «Палермо» и «Татарского» в Петровских линиях, впоследствии переименованного в гостиницу «Россия». (Там же)

Странно, что упоминаемый как «французская знаменитость» Дюге, кроме как у Гиляровского, нигде не отмечен. В России традиционно с большим почтением относились ко всему иностранному, и особенно французскому, так что вполне возможно, что Дюге был просто хорошим поваром и «знаменитым» стал уже в Москве, в которой само то, что повар прибыл из Франции, прибавляло баллов к карьере. Эта традиция превозносить всё иностранное и принижать российское, пошла от Петра I, весьма неоднозначной фигуры в русской истории, который был не только реформатором и мудрым политиком, но и разрушителем старых устоев и принижения русских.

Страницы: Пред. | 1 | ... | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | ... | 154 | След.

Еще статьи