Кто выращивает мидий в Белом море

Кто выращивает мидий в Белом море

Братья Виталий и Денис Чередниченко семь лет назад купили заброшенную мидийную плантацию на Белом море. Спустя пять лет они получили первый урожай и привезли в Санкт-Петербург 800 килограммов живых мидий в надежде продать их ресторанам. Продать удалось всего 50 килограммов, и то по знакомым. Остальные 750 пришлось выбросить — ни один ресторатор не был заинтересован в покупке живых морепродуктов. Всем было достаточно замороженных аналогов из Китая. Тогда Чередниченко поняли, что перед тем как продать свой товар, им сначала придётся привить петербуржцам культуру потребления свежих морских продуктов. Сейчас компания «Эльмар» сотрудничает уже с 90 ресторанами Санкт-Петербурга и планирует выход в розничные сети.

Как было до нас

Мы не просто заняли часть рынка живых морепродуктов, мы его создали с нуля. Когда мы появились, шеф-повара питерских ресторанов в основном готовили из замороженных морепродуктов и изредка — из охлаждённых. Единственное, что продавали «живым», — это французские устрицы, на которые мода в России установилась уже давно. Но не было серьёзных продаж живых мидий, вонголе, спизулы или гребешков. Замораживать и делать пресервы, конечно, дешевле и проще, но это сильно меняет качество и вкус продукта.

Китай и Норвегия имеют дело с огромными объёмами. На их плантациях для сбора мидий используются специальные машины,...

уются специальные машины, по принципу работы напоминающие пылесос, — они «засасывают» по сотне килограммов мидий в минуту. Такие фермы просто не смогли бы справиться с продажами 500 тонн живых мидий, поэтому, чтобы их сохранить, они их перерабатывают. Одни готовят пресервы, другие используют заморозку, третьи — глубокое охлаждение, при которой мидия входит в анабиоз и остаётся свежей 10–12 дней. Перед заморозкой мидии сначала обрабатывают паром, открывают и обрабатывают специальными веществами, которые изменяют её вкус.

Как вырастить мидию

Сама по себе мидия особенного ухода не требует, проблемы начинаются тогда, когда вы достаёте её из воды. На плантации она растёт гроздьями на верёвках-коллекторах, подвешенных в толще воды. Если она падает на дно, её съедает морская звезда. Мидия размножается при температуре воды 12–13 градусов. Из-за того что Белое море очень холодное, наша мидия растёт в течение четырёх лет, в то время как мидиям Чёрного моря и Норвегии для этого требуется всего два года. Если достать мидию из солёной воды и положить в обычную, она проживёт не больше пяти дней. Поэтому для её хранения и перевозки мы используем специальные аквасистемы, в которых температура и состав воды идентичны воде Белого моря. Так они могут прожить и полгода.   

Чтобы доставить мидию в город, нам пришлось очень серьёзно вложиться в логистику: построить собственный пароход со специальными трюмами, купить автомобили с рефрижераторами, организовать в Петербурге передержку с аквасистемами. Нам потребовалось много времени, чтобы отладить этот процесс, понять, почему иногда, несмотря на все условия, мидия не выживала. У каждого живого организма есть периоды, когда он ослаблен. Например, в период размножения мидия не выносит транспортировки. Есть несколько месяцев в году, когда доставить живую мидию в город физически невозможно.

Борьба за выживание

Когда мы привезли наши первые 800 килограммов мидий в Петербург, оказалось, что они никому не нужны. Мы обзвонили 300 ресторанов, и везде нам отвечали одно и то же: «Мы покупаем заморозку, у нас ничего не пропадает, и у нас никто никогда не просит живых мидий». Рынка не было, нам надо было его создать. Весь первый год работы в Петербурге мы потратили на то, что знакомили местных шеф-поваров с преимуществами живых морепродуктов. Мы наняли свою команду поваров, которые сначала сами научились готовить мидию, разработали рецепты, а затем начали показывать мастер-классы питерским поварам. Мы придумали это, когда поняли, что на самом деле мешает шеф-поварам хороших ресторанов покупать у нас продукт — они просто не знали, как готовить из живых морепродуктов, они никогда этого не делали! Так что нам пришлось ненавязчиво им об этом рассказать.

Самыми первыми нас полюбили брассери, они поняли, что мидии могут быть хорошей закуской к пиву. Сейчас один «Траппист» продаёт по 400 килограммов мидий за выходные. На данный момент мы сотрудничаем уже с 90 ресторанами. Ресторанам удобно, что у нас есть своя передержка. Им не приходится заказывать помногу и выбрасывать половину. Мы можем ежедневно привозить им по 20 килограммов, которые у них расходятся за день. Цены зависят от объёмов — килограмм мидий стоит в районе 340 рублей. Сейчас мы продаём порядка 5 тонн морепродуктов в месяц. Среди них не только наши мидии, но и морепродукты с Дальнего Востока от наших партнёров.

Обычно рестораны не особенно заинтересованы в том, чтобы рассказывать клиентам о том, откуда они берут продукты, часто меняют поставщиков и манипулируют ценами. Мы же хотели научить рестораны уважать нас. Для этого мы начали продвигать бренд «Беломорские мидии», просить указывать это название в меню, чтобы гости ресторанов знали, что сейчас они едят именно наши мидии. 
Партнёры
Когда мы начали сотрудничать с ресторанами, мы поняли, что одну только мидию продавать им бессмысленно — тогда её слишком мало кто знал и ел. Нам нужны были другие морепродукты, которые мы могли предлагать в связке с нашим. Тогда мы полетели на Дальний Восток и нашли несколько местных компаний, у которых есть право на вылов. Нужно было снова решать проблемы с логистикой: как поддержать жизнь в крабе в течение двенадцатичасового перелёта? Постепенно мы научились, и сейчас у нас почти не бывает потерь по дороге.

Сейчас по популярности у ресторанов мидии, конечно, до сих пор уступают устрицам, затем идут вонголе, гребешок и краб. После санкций к нам начали обращаться новые поставщики, предлагая свои услуги. Например, предлагали возить сёмгу из Коми по 1 400 рублей за килограмм. Многие обрадовавшиеся санкциям производители до сих пор не понимают, что русский потребитель воспитан на филе из сёмги за 250 рублей и никогда не согласится покупать такую дорогую рыбу.

Планы

Научившись работать с ресторанами, мы планируем выйти в розничные магазины. Мы уже продаём товар через LavkaLavka, уже год ведём переговоры с «Азбукой вкуса». Проблема с продажей частным лицам — такая же, что и с шеф-поварами. Покупателям может нравиться наблюдать за движением крабов в бассейне, поставленном посередине торгового зала, но они не решаются покупать их, потому что не представляют, как их готовить. Поэтому мы начали проводить мастер-классы для обычных людей, на различных ярмарках, рыбных базарах, в магазинах.

Мы пытаемся привить петербуржцам культуру поедания живых морепродуктов, а также изменить устоявшееся мнение о том, что это дорого. 400 рублей за килограмм мидий — это не намного больше того, что вы платите за мясо. Зато это полезнее и вкуснее. Пока «Эльмар» больше напоминает меценатство, нежели бизнес. Пока он существует на деньги от нашего строительного бизнеса. Мы вливаем в него новые ресурсы, обновляем производство, выстраиваем отношения с клиентами, но о чистой прибыли нам пока думать рано.

Еще статьи