"Рынок фастфуда в России" - статья Сокирянского

"Рынок фастфуда в России" - статья Сокирянского

Индустрия фастфуда развивается примерно с приростом в 10–15% и порядка 10–12% в мире в год. Интересен тот факт, что Росстат РФ до конца не владеет достоверными статистическими данными примерно о 15–20% существующего рынка.

Индустрия фастфуда развивается примерно с приростом в 10–15% и порядка 10–12% в мире в год.

Интересен тот факт, что Росстат РФ до конца не владеет достоверными статистическими данными примерно о 15–20% существующего рынка. Это те предприятия, которые живут совершенно по другим ОКВЭД или вовсе занимаются другой деятельностью, не имеют государственной регистрации. Это придорожные столовые, это придорожные кафе, шалманы, более 80 тыс. точек шаурмы – по данным приложения «Где шаверма», – это распивочные, разливные какие-то точки питания при магазинах, где разливают напитки и варят пельмени. Это огромный теневой рынок, который государство понемногу отслеживает, оцифровывает и насильственно формализует.

В каждом городе есть десятки ресторанов доставки пиццы и суши, которые действуют полулегально. Формально, доставляя продукт свой продукт, они должны иметь декларацию о качестве, производство должно быть сертифицировано по ИСО и ХАССП, продукция должна производиться по техническим условиям и стандартам предприятия. В реале этого ничего, конечно, нет. И от этих точек общественного питания кормится огромное количество интересантов, которые, естественно, желают этим недобросовестным предпринимателям процветать и здравствовать. Другая часть рынка, которая находится на свету – платятся налоги, штрафы, отчисления в Федеральную Налоговую Службу, в Пенсионный Фонд. И легко ли стартовать крафтовой бургерной и сконкурировать, например, с выходцем из Средней Азии, работающим на себя, зачастую мимо кассы и за наличку?

Очевидно, что нет. В последние годы все без исключения региональные, да и центральные мультиформатные холдинги выбрали 1–2 концепции для тиражирования и экспансии на другие территории, сосредоточив все финансовые и человеческие ресурсы на экстенсивном развитии. Кто-то более успешно, кто-то менее, но сам факт наличия таких проектов, как «Coffee Like» (Ижевск), «Хлебница», опять-таки Ижевск, «Mybox», «Додо Пицца» – это яркие примеры успешных сетевых фастфудов. И начинали они моноформатами, и все они традиционно ушли в еду. Т.е. из моноформатов традиционно ушли в еду.

Если есть как минимум обеденный спрос, то почему бы его, собственно, не удовлетворять.

Интересна межотраслевая кросс-коллаборация, например, «Coffee Like» и «Мегафона». Два мотива посещения в одном месте, это мотив положить деньги на телефон и мотив посещения заодно выпить кофе. Сегодня развиваются самые креативные и самые знающие, самые продвинутые – те, кто знают, что нужно, в рамках формулы «качество – скорость – цена». Business-friendly лицензионная политика позволяет легко цеплять потенциальных франчайзи и быстро расти. Грамотный гайдбук – зарабатывать на процентах, комиссиях от партнёров, не говоря уже о бонусах от проливов и кастоматизации продукции. Что любопытно, некоторые сегменты условного фастфуда имеют свои производственно-логистические центры, они вынуждены, как многие АЗК, в силу коротких сроков хранения или отсутствия места где хранить полуфабрикаты закупаться у других поставщиков, либо идти по пути создания своей собственной логистической цепочки и своего собственного производственно-логистического центра. Отсюда страдает безусловно качество продукции, снижается сила бренда в целом.

Вспомним, как «Татнефть» провалилась с татарскими пирогами, которые они перекупала, а не производила сама. Рынка фудсервиса в России так и не возникло, хотя он так нужен на сегодняшний день и, очевидно, был бы востребован. Вероятно, продакт-директора крупных инвестиционных фондов ещё не усмотрели в этом интересное бизнес-решение и не вошли просто пока в этот рынок. В России 12 больших фудзаводов. Одни из крупнейших – фабрика-кухня «Конкорд», фудзавод «Алексинский мясокомбинат», все они обладают high-end оборудованием, способном увеличивать сроки годности продукции и производить её практически в любом количестве, объёме, в любой фасовке. Почему бы для больших игроков рынка не встретиться, фигурально выражаясь, с маленькими игроками – не очень понятно, потому что все эти заводы загружены на 20-25%. Пока этот вопрос остаётся загадкой.

Ясно одно, что сети фастфуда будут рано или поздно вынуждены пойти по пути строительства региональных сателлитных фабрик-кухонь, самостоятельных производств, обеспечивающих стандарты качества той продукции, которая им нужна. От этого выиграют безусловно сами фастфуды, от этого выиграют автопроизводители и автолизинг, который будет давать им в лизинг автомобили, отсюда выиграют продавцы ГСМ, сами сети, но далеко, к сожалению, не фудзаводы, которые могут производить от блюд детского школьного питания до блюд гурмэ-качества и поставлять их в сети фастфуда, но пока практически этого не делают. Это конец шортлиста по фастфуду.

Еще статьи