История величайшего салата "Оливье" - страница 19

История величайшего салата "Оливье"


Русская кухня исчезла с царского стола сразу после Петра I. В эпоху дворцовых переворотов и влиятельных иностранцев в русском сознании понятия «высокая кухня» и «иностранная кухня» стали тождественны.

Дочь Петра I, Елизавета Петровна, окружала себя иностранцами и любила театральные представления европейских трупп. Неудивительно, что её гастрономические пристрастия лежали в области итальянской, французской и немецкой кухни. Из традиционных русских блюд императрица любила лишь дичь, собственноручно ею добытую.

Во время длительного правления Екатерины II (1762–1796 гг.) законодателем моды стал Париж, а кухни других европейских стран, кроме Франции, отошли на второй план. Из императорского дворца французская кухня проникла на столы знатных горожан. Традиционно русские подовые пироги, щи, ватрушки, бублики, сбитень и квас медленно, но верно уступали место паштетам, супам, пирожным, крюшонам, желе и другим диковинным блюдам.

При Павле I (годы правления 1796–1801) русская кухня была временно реабилитирована. Вместо изысканных блюд, состав и стоимость которых скрывались от народа, Павел I повелел закупать продукты для своего стола на городских рынках и готовить самые простые, но сытные блюда: каши, щи, жаркое.

Люсьен Оливье — Царский Повар

Александр I (годы правления 1801–1825) хотя и придерживался умеренности в еде, вернул дворцовую кухню к французским стандартам.

О пирах Александра I лучше баснописца И.А.Крылова не...

к французским стандартам.

О пирах Александра I лучше баснописца И.А.Крылова не скажет никто:

Что царские повара! С обедов этих никогда сытым не возвращался. А я также прежде так думал — закормят во дворце. Первый раз поехал и соображаю: какой уж тут ужин — и прислугу отпустил. А вышло что? Убранство, сервировка — одна краса. Сели — суп подают: на донышке зелень какая-то, морковки фестонами вырезаны, да все так на мели и стоит, потому что супу-то самого только лужица. Ей-богу, пять ложек всего набрал.
Сомнение взяло: быть может, нашего брата писателя лакеи обносят? Смотрю — нет, у всех такое же мелководье.
А пирожки? — не больше грецкого ореха. Захватил я два, а камер-лакей уж удирать норовит. Попридержал я его за пуговицу и еще парочку снял. Тут вырвался он и двух рядом со мною обнес. Верно, отставать лакеям возбраняется. Рыба хорошая — форели; ведь гатчинские, свои, а такую мелюзгу подают,— куда меньше порционного! 

Страницы: Пред. | 1 | ... | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | ... | 154 | След.

Еще статьи